Ежегодная конференция операторов и пользователей сети спутниковой связи и вещания в России

Интервью: Президент и главный операционный директор ViaSat Ричард Болдридж

Питер де Селдинг
Ричард Болдридж, президент и главный операционный директор ViaSat, объявил о намерении компании запустить группировку спутников ViaSat-3 со скоростью передачи 1 Тбит/с на орбиту над Европой и Азией, даже если партнерство Eutelsat не состоится и партнер в Азии не будет найден. По его словам, ViaSat‑3 уже включена в график и в бюджет; при этом ViaSat-2, запущенный 1 июня, должн достичь позиции на геостационарной орбите в октябре.

Основные результаты:
- ViaSat-2 завершил сжигание химического топлива и теперь работает на электродвигателях. Всё в порядке, группировка достигнет позиции на ГСО в октябре. Скорее всего, вы еще не видели детального фото ViaSat-2, и вряд ли увидите.
- Полезная нагрузка двух спутников ViaSat-3 и платформы разрабатываются по графику и в рамках бюджета ViaSat и Boeing.
- ViaSat заинтересована в партнерстве c Eutelsat по КА ViaSat-3, но вынуждена подчиниться политическому давлению и готова работать в Европе самостоятельно, если потребуется.
- Запуск спутника ViaSat-3 над Азией, на который еще не заключен договор, может быть затруднен по политическим причинам, но он необходим для полного охвата сети и будущих рынков, включая оборонный сектор. Эта экономическая модель не предполагает доступа к Индии и Китаю.

БРЮССЕЛЬ. Компания ViaSat намерена реализовать свой проект группировки из трех спутников ViaSat-3 и выйти на рынки Европы и Азии, даже если не сможет найти региональных партнеров. Об этом сообщил президент и главный операционный директор компании Ричард Болдридж.

Компания по-прежнему желает создать совместное предприятие в Европе с Eutelsat, но понимает, что парижская Eutelsat подвержена давлению, которое затрудняет заключение договора на ViaSat-3.

В Азии ViaSat партнера не нашла. Но и здесь, по его словам, ViaSat может найти свою точку на орбите и будет реализовать данный проект — с более мощным спутником, а не с копией первых двух ViaSat-2 — несмотря ни на что.

Каков текущий график и бюджет проекта ViaSat-3?
Мы все еще работаем по первоначальному графику для запуска первого ViaSat-3 над США в конце 2019 года, с вводом его в эксплуатацию в 2020 году. По нашим планам, второй спутник, над Европой, должен быть запущен примерно через полгода после первого. Что же касается затрат, то здесь присутствует неизбежный риск, связанный с изобретением.

В Аризоне, где вы сами производите модули полезной нагрузки ViaSat-3, вы не замечаете ничего такого, что могло бы поставить под сомнение этот график?
На самом деле в Аризоне дела идут хорошо. Это что касается модулей полезной нагрузки. Самые большие проблемы часто возникают там, где их не ждешь. С поставщиками есть некоторые неувязки, которые теперь приобрели критическое значение. Не в части полезной нагрузки, а в части интегральных компонентов.

Мне казалось, что проблемы возникнут прежде всего с полезной нагрузкой, которая будет новой сама по себе, и для вас это тоже новая тема.
Пока все идет хорошо. Например, у нас есть инженерные модели тепловых трубок терморегуляции, которые находятся под нагрузкой и проходят термические циклы. Это было одним из основных направлений, когда мы начинали данную программу.

У ViaSat-3 есть развертываемые радиаторы?
Да

ViaSat-3 зарегистрирован в США, или в Великобритании, как ViaSat-2?
Была подана европейская заявка на запуск. Мы еще изучаем варианты.

Стоимость программы ViaSat-3 составляет около $1,4 млрд. на три спутника. Это предполагает ряд схожих черт между первыми двумя.

Мы публично объявили о том, что первые два VS-3 будут стоить примерно так же, как и ViaSat-2, включая космический аппарат, запуск, страховку и первоначальную наземную инфраструктуру. Первые два космических аппарата имеют очень схожую полезную нагрузку, но отличаются по конфигурации.
Мы еще работаем над конструкцией и конфигурацией азиатско-тихоокеанского спутника. Возможно, мы решим встроить в него еще несколько модулей. При интеграции полезной нагрузки мы пойдем несколько дальше. Его емкость будет еще больше увеличена.

То есть нельзя сказать, что стоимость программы ViaSat-3 составит $1,4 млрд.?
Не за три спутника. Если мы не отклонимся от цели, и первые два будут стоить аналогично ViaSat-2, то только эти два первых спутника будут стоить под $1,3 млрд. Такой у нас был ориентир. Как мы уже говорили раньше, по-видимому, мы получим финансирование, необходимое для всех трех спутников.

Похоже на бесконечный цикл капитальных затрат.
Нет, это не бесконечный цикл затрат. Если мы сможем продолжить интеграцию и увеличить емкость и производительность, это будет вполне оправданным. Мы ограничены по массе, поэтому дальнейшая интеграция может улучшить общую грузоподъемность.
Для ViaSat-2 тоже было ограничение по массе, поэтому в конечном итоге мы выбрали гибридную двигательную установку. Мы пожертвовали химическим топливом в пользу дополнительной полезной нагрузки, что добавило емкости и широты покрытия.

ViaSat 2 является лишь отчасти электрическим.
Да, первоначальный подъем на орбиту осуществляется на химическом топливе, а баланс — с помощью электричества, как и удержание на орбите. Пока подъем на заданную орбиту идет точно по плану.

Как скоро ViaSat-2 займет окончательную позицию на ГСО?
Мы завершили химическую часть подъема, и по текущим оценкам позиционирование на заданной орбите закончится в октябре. Спутник, запущенный в паре с нашим [полностью электрический 172B компании Eutelsat], первоначально не был определен, и оказался тяжелее большинства других. Спутник меньшей массы позволил бы взять больше химического топлива и сократить общее время подъема орбиты. Но мы довольны таким компромиссом, учитывая, что будем пользоваться полезной нагрузкой гораздо дольше, чем можно было бы сэкономить на времени подъема орбиты.

Когда мы сможем увидеть фотографии ViaSat-2? Почему они до сих пор недоступны?
Потому что мы тщательно оберегаем свои конструкторские решения и не хотим раскрывать больше, чем необходимо.

Логотип, который вы демонстрируете в ходе пиар-кампании ViaSat-2, на самом деле — не ViaSat-2
Да, это не он, как и фото на обложке журнала Aviation Week. Мы скрыли детали, которые пока не желаем обнародовать.

Похоже, это первый секретный коммерческий спутник. Его даже нельзя увидеть.
Вы увидите его в работе, когда он будет введен в эксплуатацию — по своим характеристикам он будет таким, как мы рассказали, и даже еще лучше. Помните, мы рекламировали ViaSat-1 как спутник со скоростью передачи 100 Гбит/с? Мы выдали 140. Учитывая результаты наземного тестирования ViaSat-2, мы рассчитываем на что-то подобное и в этот раз. Я думаю, что конечный результат ViaSat-2 превзойдет 300 Гбит/с.
Мы полагаем, что ViaSat-3 тоже покажет результат выше ожидаемого, но эта программа еще далека от завершения.

Вы планируете поместить ViaSat-3 над Азией — это разобщенный рынок, множество национальных спутников, в том числе с высокой пропускной способностью, и пара агрегаторов вроде APT с Китаем, плюс к тому — большие трудности с выходом на рынок.
Верно. По этим причинам азиатско-тихоокеанский регион является более сложным, чем Северная и Южная Америка, Европа, Африка, Ближний Восток и западная Азия.

edge
Возможность перемещения емкости из одного региона в другой в зависимости от того, где спрос наиболее велик, будет важна для всех будущих спутников с высокой пропускной способностью, и особенно для спутника ViaSat-3, который займет место над Азией. Договор на него еще не заключен, но компания ViaSat настаивает, что он станет ключевым элементом для создания глобальной сети с космическим аппаратом ViaSat-3 над Америкой и Европой. Изображение предоставлено компанией ViaSat.

Так как же преуспеть в Азии?
Этот спутник может стать наименее продуктивным в группировке ViaSat-3. Не все согласятся со мной, но с точки зрения сетевого эффекта очень важно обеспечить глобальное покрытие. Поэтому очень важно, как мы его проектируем. Возможность маневрирования полосой частот по азиатско-тихоокеанскому региону — важный компонент для извлечения максимальной пользы из полосы частот. Нам не придется беспокоиться из-за отказа от полосы на том или ином конкретном географическом рынке. Так что нам нужно осваивать те области, где мы предоставляем емкость и где на нее есть спрос. Может быть, спрос укрепится в Индонезии. Или в Австралии.

У Австралии уже есть NBN (Национальная широкополосная сеть).
Не исключено, что нам представится возможность заключить с ними партнерство для обслуживания в будущем спроса сверх того, что могут обеспечить два спутника NBN. Но пока еще рано говорить об этом. Это пример того, насколько полезной может быть маневренность.

То есть, несмотря на присутствие национальных спутниковых систем с высокой пропускной способностью и другие сложности азиатского региона, вы полагаете, что там останется достаточно места на рынке для еще одного спутника, обеспечивающего сетевой эффект.
Мы считаем, что на рынке азиатско-тихоокеанского региона спрос есть. Требуется больше емкости для услуг связи в авиации, для морских судов, для правительства США, для предприятий и бытовых нужд. Такая потребность существует везде.

Вам не нужен партнер или точка на орбите?
Мы работали над этим некоторое время. Думаю, мы без проблем получим точку на орбите в Ka-диапазоне. При этом для нас важны региональные партнеры. Мы также думаем, что правительство США может стать пользователем немалой части нашей емкости. Мы не рассчитываем на Китай и Индию, даже несмотря на то, что они представляют собой очень крупные рынки, которые могли бы извлечь несомненную пользу из нашего сервиса. Нам кажется, что Индия должна бы стать благосклоннее к нам. Мы бываем там. Мы говорим им, что можем обеспечить скорость 100 Мбит/с по привлекательным ценам. Мы уверены, что наш сервис уникален с точки зрения скорости, общего диапазона частот, который мы можем им предоставить, и по тарифам тоже.

Вы думаете, это делает вас другом ISRO (Индийская организация космических исследований)?
Мы понимаем, что национальная космическая отрасль важна для Индии и что эту миссию выполняет ISRO. Мы думаем, что можем предложить Индии по-настоящему ценные возможности, поспособствовать экономическому росту, и при этом ISRO будет по-прежнему выполнять свою задачу. Но для того, чтобы добиться такого понимания, потребуется определенная работа.

Касательно второго ViaSat-3, над Европой: ваш предполагаемый партнер, Eutelsat, пока еще не уверен в том, стоит ли объединять усилия с вами. Убедить их в этом будет непросто в силу политических причин.
Я знаю, что для них это непросто. Мы исходим из мысли о том, что Европа — весьма привлекательный рынок, и мы хотим здесь присутствовать. Мы обратились к Eutelsat и сказали: «Мы приходим в Европу. Мы предпочли бы создать партнерство, и имеет смысл обдумать этот вопрос совместно». Именно так мы хотели бы расширяться в глобальном масштабе: через партнерство, а не через «вторжение» на каждый рынок. Если они не хотят быть нашими партнерами, ничего страшного. Но я всегда в первую очередь пробую идти этим путем.

Ситуация сложная, но у нас есть очень хорошие продолжительные отношения, которые можно взять за основу. Мощную поддержку нам оказывал [бывший генеральный директор Eutelsat] Мишель де Розен, и, если уж на то пошло, еще более мощную поддержку мы получили от [генерального директора Eutelsat] Родольфа Белмера. Они очень внимательны к данным, объективны, стараются поступать правильно.

Но мы собираемся прийти сюда с колоссальными емкостями по очень низкой стоимости. Они могут использовать этот сервис для построения более сильного совместного бизнеса, чем любой из нас мог бы построить в одиночку, и в конечном итоге это должно принести Европе немалую пользу.

Viasat_eutelsat
ViaSat и Eutelsat уже договорились о совместном предприятии с привлечением имеющихся активов в Ka-диапазоне, включая ViaSat-1, ViaSat-2 и космические аппараты Eutelsat Ka-диапазона. Соглашение о ViaSat-3 пока еще под вопросом. Изображение предоставлено компанией ViaSat.

Будет использоваться орбитальная точка Eutelsat?
Да, это часть необязывающего соглашения, достигнутого к сегодняшнему дню, но, если этот проект не состоится, у нас есть и другие варианты.

То есть партнерство с Eutelsat в отношении ViaSat-3 не является обязательным условием для вашего прихода в Европу.
Нет. Но в начале своей карьеры я провел исследование по вопросу совместных предприятий и их шансов на успех. Ключевыми показателями, среди прочих, были такие: имеют ли партнеры примерно одинаковые масштабы и работают ли они на одинаковых рынках. Оказалось, что этот фактор является решающим для достижения успеха. Большинство СП терпят крах. Если посмотреть на нас и на Eutelsat, то мы стоим не так уж далеко друг от друга. И мы понимаем, под каким давлением они находятся.

Политическая обстановка в Европе очень непроста. Но, в конце концов, мы едины во мнении, что это партнерство хорошо для Eutelsat, хорошо для Европы и хорошо для нас.

Мы также прилагаем значительные усилия к построению своего присутствия в Европе, чтобы упростить решение стоящих перед нами задач. Мы только что открыли офис в Амстердаме. Там есть очень талантливые конструкторы. Мы успешно сотрудничаем с Европейским космическим агентством и увеличиваем число отдельных стран-участниц ЕКА, которых мы поддерживаем, включая Нидерланды. Здесь мы работаем с одной компанией, выпускающей чипы, по нашей технологии фазированных решеток.

Компания-производитель антенн, которую мы приобрели в Лозанне [Швейцария], состояла из четырех человек, когда мы пришли к ним, а теперь мы увеличили ее штат до 35 человек, и при этом значительно расширили ее технологический диапазон. Они также работают и на наши американские подразделения. Мы ведем ряд конструкторских работ в этом секторе. Мы работали с ЕКА, помогая им создать программу, которая могла бы на определенном этапе обеспечить технические возможности космических платформ для размещения наших полезных нагрузок. Большинство нашей работы с ЕКА осуществляется через наш швейцарский офис.

Однако, независимо от вашего конечного выбора компании-строителя платформы для азиатско-тихоокеанского ViaSat-3, Boeing 702-HP, используемый для первых двух ViaSat-3, мог бы с этим справиться?
Вне всякого сомнения. На самом деле, мы довольны работой с «Боингом». Не могу пожаловаться; с ними просто замечательно работать.

Eutelsat сообщает, что до конца года примет решение о том, присоединится ли к вам по проекту ViaSat-3. Такой график не слишком тормозит процесс?
Нет, с этим все нормально. Мы все еще работаем над спутником по своему первоначальному графику. Мы придем к соглашению с Eutelsat, когда оба будем готовы, либо продолжим работу самостоятельно, или с другими партнерами.

Можно ли сделать какие-нибудь предварительные выводы касательно СП с Eutelsat по работе над системой широкополосного пользовательского доступа Ka-Sat, реализация которой упирается в различия между рынками США и Европы?
Сейчас мы находимся в информационной фазе. Это займет некоторое время, но я могу сказать, что мы, пожалуй, можем улучшить положение дел. Таков наш первоначальный вывод. И я думаю, что тот путь, который мы избрали для совместной работы над этой проблемой, повышает шансы на более долгосрочное сотрудничество на базе ViaSat-3.

Что можно сказать по поводу регулятивной поддержки в Европе в части расширения широкополосной связи и сокращения цифрового разрыва?
Нам нужно не так много регулятивной поддержки для текущих сервисов, предлагаемых через СП.

В последнее время Eutelsat сообщает не очень много сведений о результатах Ka-Sat.
Их стратегия присутствия на рынке опирается на недокапитализированных дистрибьюторов, и Родольф [Белмер] это понимает. Если дистрибьюторы не могут зарабатывать деньги — неважно, по какой причине — то очень сложно построить растущий, прибыльный, крепкий бизнес. Он будет нежизнеспособным. Поэтому мы можем изменить кое-какие аспекты, которые в большей степени отражают нашу розничную модель в США, что, как мы полагаем, позволит улучшить положение дел с течением времени, если мы будем воплощать эти изменения в жизнь.

Вы оценили бы шанс на сотрудничество Eutelsat с ViaSat-3 лучше, чем 50/50?
Конечно, иначе бы мы этим не занимались. Шанс не 100%-ный, но мы совместно к этому стремимся.

Похоже, что ваше будущее связано с услугами. Когда же вы продадите свой антенный бизнес?
Мы не планируем продавать антенный бизнес. Это не значит, что другие не хотят его приобрести. Но у нас нет планов по его продаже. Он вполне устраивает нас в смысле прибыльности. А некоторые его составляющие имеют важное стратегическое значение.
***