Ежегодная конференция операторов и пользователей сети спутниковой связи и вещания в России

Шесть ожиданий инвесторов от сектора NewSpace

Галеб Генри, Via Satellite Next Space Edition 2016

Сегодня инвесторы ранней стадии встречаются с компаниями космической отрасли намного чаще, чем в прошлом, но многое в космической индустрии является новым в этом быстро меняющемся мире. Для того чтобы завоевать и удержать внимание инвесторов, нужно знать, что следует и чего не следует делать.

В спутниковой отрасли происходит революция стартапов. Каждый месяц, а порой и каждую неделю новая компания объявляет о своих планах относительно продукта, комплекса продуктов или же предпринимает нестандартную попытку оказать некоторую услугу.
Вместе с этой волной новых компаний появилась вторая волна – инвесторов, каждый из которых пытается определить, кто же реально способен изменить правила игры. Такие инвесторы имеют серьезные намерения, и вновь созданные компании должны убедить их в серьезном отношении к делу. Если дело касается спутниковой отрасли, часто предприниматели и инвесторы незнакомы друг с другом. Множество программ и технологий, связанных с запусками спутников, регулируются правительством или находятся под его влиянием, и так уж исторически сложилось, что инвесторы склонны отдавать предпочтение другим быстро развивающимся и прибыльным секторам. Но положение вещей стало меняться, когда предприниматели спутниковой отрасли ввели термин «подрывной» и превратили его в реальность, а не банальный отраслевой сленг.
Теперь, когда стартапы имеют прорывные бизнес-идеи, они должны донести их до инвесторов таким образом, чтобы завоевать их внимание. Инвесторы встречаются с сотнями предпринимателей, но вкладывают средства лишь в некоторых из них. Чтобы выделиться из толпы, вы должны знать следующее.

Представляйте крупные идеи

Если вы хотите привлечь внимание инвестора, незначительные задумки не пройдут, говорит Шахин Фаршчи, партнер из Lux Capital. Возглавляя отдел инвестиций в Planet Labs (теперь Planet), Фаршчи следит за новыми компаниями в сфере робототехники, автоматизации, производства, искусственного разума, глубинного обучения и космоса. Компания Lux Capital инвестировала более чем в 60 компаний, включая Kymeta и Orbital Insight, в рамках четырех фондов, при этом в общей сложности 700 миллионов долларов находятся под ее управлением. Рассматривая вопрос, в какие компании следует инвестировать, Фаршчи говорит, что он стремится найти компании, реализующие действительно невероятные идеи.
«Я ищу людей, которые открыли возможности аэрокосмической отрасли, ранее считавшиеся невообразимыми, – говорит он. – Когда я говорю «технологические достижения», я имею в виду переворот в экономике с точки зрения технологии, а не простое удешевление датчиков или устройств. Способность существенно перевернуть отрасль в результате значительного улучшения за пределами эффекта масштаба».
Генеральный управляющий и главный операционный директор RRE Ventures Уилл Портеус имеет аналогичную точку зрения. Он говорит, что требование рынка является единственным и самым важным критерием для инвестиции в любую компанию. Клиенты действительно должны хотеть то, что обещает стартап.
«Для нас это показатель существенного, практически подавляющего рыночного спроса. Конечно же, мы должны увидеть сильную команду, которая хочет запустить значительную инновацию, но без осязаемого рыночного спроса мы не придем к положительному решению», – говорит он.
Портеус указывает, что каждая из инвестиций RRE Ventures в космическую отрасль является подтверждением этого принципа. Компания Spire имела около 80 писем о намерении от перспективных покупателей, прежде чем дождалась инвестиций от RRE Ventures. Компания Spaceflight Inc., теперь владеющая несколькими направлениями деятельности, бесспорно, поддерживала больше глобальных решений SmallSat, чем кто-либо другой; а Accion Systems, стартап, основанный выпускниками Массачусетского технологического института, обладал «существенной коммерческой привлекательностью» для SmallSats благодаря своей технологии электрической силовой установки, говорит он. Рынок должен поддержать компанию, в ином случае она не добьется поддержки от инвесторов.

Не ожидайте особого отношения

Да, космос является притягательным, но его внешняя сторона не убедит инвесторов и венчурных капиталовкладчиков в том, что в компанию следует вкладывать деньги. Джо Лэндон, председатель Space Angels Network, помогал создать то, что сегодня является организацией, включающей приблизительно 180 инвесторов, готовых вкладывать на начальном этапе, – все они сосредоточены на космической отрасли. Основанная в 2008 году Space Angels Network инвестировала в 32 компании, включая NanoRacks, Firefly Space Systems и OmniEarth.
Лэндон говорит, что он помогал создавать Space Angels Network благодаря собственной страсти к космической отрасли, а также потому, что он видел пробел на рынке, в результате которого хорошие компании и предприниматели оставались без финансирования. Хотя он все еще в восторге от космической отрасли, он отличается здравым подходом к потенциальным инвестициям.
«Я больше склонен к идее о том, что все стартапы требуют значительных усилий по тем или иным причинам. Нашей проблемой в Space Angels Network является поиск компаний, способных быстро определять и систематически устранять данные риски, но это свойственно любой отрасли. Существует несколько специфических проблем, связанных с космосом, но они также есть и в других отраслях», – говорит он.
Проблемами, свойственными для космических стартапов, Фаршчи считает высокие постоянные расходы, связанные с запуском бизнес-моделей, а также время, необходимое для испытания данной модели. В связи с этим ценовые предложения должны быть более жесткими. Однако, новые технологии устраняют эти свойственные для отрасли проблемы.
«Всего каких-то 10 лет назад космос был исключительной прерогативой государственных властей и крупных подрядчиков, – объясняет Сунил Нагарадж, вице-президент Bessemer Venture Partners. – Благодаря стандартизации, например, формату как CubeSat, и снижению стоимости благодаря потребительской электронике на запуск спутника может быть потрачено 200 000 - 400 000 долларов. В более широкой перспективе космический стартап теперь может создать и запустить комплекс SmallSats примерно за ту же денежную сумму, за которую технический стартап может создать и запустить мобильное приложение – это поистине невероятно!»
Один из спутников SkySat от Skybox (теперь Terra Bella) после успешного завершения термического вакуумного испытания. Terra Bella
Bessemer Venture Partners, первый институциональный инвестор в Yelp, вкладывал инвестиции в компании, включая LinkedIn, Skype и Twitch. В космической отрасли эта инвестиционная венчурная фирма еще в 2011 году вкладывала в Skybox Imaging, который был продан Google приблизительно за 500 млн. долларов в 2015 году, – сделка, которая до сих пор вызывает общественный резонанс во всей отрасли. Другие космические инвестиции Bessemer включают Spire и Rocket Lab. Нагарадж сосредоточен на инструментах для разработчиков и инвестициях в холдинговые компании, а после сделки Google-Skybox он взял направление на космические инвестиции Bessemer.
Нагарадж указывает на Skybox Imaging, которая с тех пор была переименована в Terra Bella, как на подтверждение существования других параллелей между космической отраслью и обычными инвестициями в технологии. Он говорит, что компания Bessemer инвестировала денежную сумму, сравнимую с инвестицией в обычную технологическую компанию, и что выход Skybox состоялся лишь через четыре года – быстрее, чем при инвестициях в технологии, при которых ожидаемый срок составляет от пяти до семи лет.

Не надейтесь на правительство

Власти часто нуждаются в космических услугах, и если они не предоставляют их сами, то ожидают, что частный сектор удовлетворит такие потребности. Хотя правительство может быть значительным источником доходов для космических компаний и даже стартапов, инвесторы проявляют осторожность к компаниям, чьи бизнес-планы зависят от таких клиентов. Значительная опора на правительство является атрибутом компаний, которые обычно находятся за пределами деятельности инвесторов, вкладывающих средства на раннем этапе.
«Ввиду проблем с постоянными расходами традиционные аэрокосмические компании, как правило, являются государственными или контрактными компаниями, и в результате они обычно не соответствуют стандартной венчурной модели. Стандартная венчурная модель – это когда вы инвестируете определенную денежную сумму, что приводит к созданию несоразмерной стоимости предприятия, – говорит Фаршчи. – Поэтому вы видите аэрокосмические компании, подрядчиков и производителей спутников, которые являются миллиардными компаниями, но их стоимость практически соразмерна их денежным потокам».
Лэндон говорит, что традиционные аэрокосмические компании, как правило, опираются на крупные, устоявшиеся рынки и клиентов, в число которых входит правительство. Крупные аэрокосмические компании являются более рациональными, говорит он, и в меньшей степени стремятся к реализации крупных идей, сталкиваясь с нехваткой ресурсов. Отчасти, именно это отличает компании NewSpace от аналогов. Хотя это и спорное утверждение, способы организации деятельности таких компаний отличаются от способов организации аналогичных компаний.
«Мы неспроста используем название «NewSpace», – объясняет Нагарадж. – Оно означает более быстрый, более дешевый и более устойчивый к риску подход к космосу. Я не люблю фразу «старый космос», но я действительно считаю, что большая часть космической отрасли имеет более традиционный подход», – говорит он, добавляя, что для такой разницы в подходе существует веская причина. Говоря о правительстве, подрядчиках и крупных спутниковых операторах, Нагарадж утверждает, что зачастую они запускают лишь одну космическую установку одновременно, и каждое такое устройство требует годы разработки, высоких затрат, должно обладать деталями повышенной прочности и очень низкой вероятностью поломки. Он описывает эту модель как «закономерную», но слишком сложную из-за того, что она требует нескольких лет и сотней миллионов долларов, чтобы вывести такое устройство на орбиту.
«NewSpace представляет полное переосмысление подхода, когда дешевые детали используются в недорогих спутниках, которые могут выйти из строя сами по себе, но являются частью высоко доступного комплекса. Это еще одна закономерная модель, и мы лишь начинаем [видеть] ее преимущества, когда комплекс в целом может быть дешевле и эффективней. Кроме того, капитал можно выделять постепенно, по мере доработки такого подхода, в отличие от традиционной космической модели, которая заранее требует значительных капитальных обязательств», – говорит он.
Это совсем не означает, что правительство не может помочь занятым в космической отрасли предпринимателям. Портеус говорит, что благодаря правительству отрасль получает значительную помощь для преодолении специфических для отрасли проблем, таких как доступ к космосу, особенно для компаний, в которые инвестирует RRE Ventures.
«Правительственные органы относятся к тем клиентам и партнерам, которые оказывают помощь на самом раннем этапе, и благодаря партнерству с ними такие компании совершают прогрессивные технологические разработки, финансирование которых, честно говоря, было бы им не по силам. Они скорее достигают новых возможностей на орбите – и это справедливо для Accion, Spire и BlackSky благодаря их партнерству с правительством», – говорит он.
Фаршчи соглашается, добавляя, что правительство может оказать огромную помощь, гарантируя определенную прибыль и принимая риски, которые не могут принять частные компании, например, испытание новых пусковых установок. Предприниматели рискуют попасться на крючок правительственных соблазнов; но мудрые предприниматели могут избежать такой опасности, говорит он.

Учитесь на чужом опыте

Многие инвесторы ранней стадии, вкладывающие финансовые ресурсы в спутниковую отрасль, инвестируют также и во многие другие сферы. Фаршчи говорит, что в высокотехничных областях, таких как аэрокосмическая отрасль, часто встречаются люди, которые не понимают своих ограничений и не знают, к кому обратиться за советом. Неосведомленные предприниматели, которые «не знают того, чего они не знают» и «не признают, что они нуждаются в помощи», являются основными предупредительными знаками, которые отобьют любое желание вложить инвестиции.
Фаршчи говорит, что такие предприниматели должны учиться у тех, кто создал свою компанию без использования передовых технологий при поддержке венчурных фондов. Говоря о таких сферах, так мобильная отрасль, социальная сфера или предприятия, он утверждает, знания, предоставленные специалистами, помогут новым космическим компаниям понять основы бизнеса.
«Такие предприниматели склонны к большему взаимодействию друг с другом, в то время как аэрокосмическая отрасль, как правило, невелика и ограничивается предпринимателями, привыкшими к правительственным контрактам, которые финансируют исследовательский процесс. Я думаю, что если они узнают друг друга получше... они значительно выиграют в результате», – предполагает Фарщи.
Если предприниматели космической отрасли начнут встречаться с предпринимателями других отраслей, они узнают, что сегодняшние является в космической сфере не являются исключительными.
«Существуют действительно крупные компании, специализирующиеся на программном обеспечении, которые разрушаются компаниями, производящими программное обеспечение как услугу, – говорит Лэндон. – Поэтому компании NewSpace похожи на компании, поставляющие программное обеспечение как услугу. Это не является отличительной чертой космической отрасли, это всего лишь философия стартапов, которая применяется еще в одной сфере, – и это подходит для космической отрасли».

Некоторые из вас потерпят неудачу

Причиной, по которой предприниматели получают известность, является их смелость, мужество и желание принять реальный результат компании, которая в конечном счете не добилась успеха.
Причины неудачи могут быть скрытыми и очевидными. Прежде чем присоединиться к Lux Capital, Фаршчи основал компанию по производству медицинских приборов стоимостью приблизительно 800 долларов для контроля жизненно важных функций в больницах, чтобы следить за пациентами во время их передвижений. Больницы проявили интерес, но не смогли приобрести их в достаточном объеме или заплатить большие средства и, кроме того, не были готовы платить, являясь бедным клиентом молодой и быстро развивающейся компании.
«Существует множество удивительных технологий, которые не обязательно являются хорошими продуктами. Существует множество хороших продуктов, которые не обязательно лежат в основе большого бизнеса, а также существует множество предприятий, которые не обязательно являются привлекательными инвестициями. Я узнал, что создав удивительную технологию, которую хотят клиенты, я смог создать привлекательный продукт, но созданный вокруг него бизнес не был успешным», – сказал он.
Предприниматели также могут стремиться получить финансовую поддержку, в которой они нуждаются для разработки новых технологий и развития бизнеса, даже если существует потенциал, если инвесторы, с которыми они общаются, имеют иные цели. Портеус, например, говорит, что стартапы, сосредоточенные на технологиях на уровне компонентов, испытывают проблемы с финансированием, несмотря на блестящие идеи, лишь из-за незначительной базы клиентов, к которым они обращаются.
«Для достижения нашей окупаемости и наших общих целей с точки зрения траектории роста предприятия и влияния, нам нужны большие рынки, а в космической отрасли существует лишь небольшое количество рынков, к которым мы действительно можем стремиться. Мы отказывали людям, которые выполняли действительно важную, инновационную работу, – людям, которые нам очень нравились, я должен добавить, как предприниматели, – потому что рыночные возможности, на которые они были ориентированы, по нашему мнению, были недостаточно большими».
Нагарадж говорит, что он встречался более чем с 150 различными космическими стартапами в течение последних 24 месяцев, но инвестиции были вложены лишь в два из них. Основав технологическую компанию и очень увлекаясь космосом, он поощряет тех, кто испытывает проблему с запуском компании, прилагать все усилия для того, чтобы убедить, что именно этого хочет рынок.
«Для предпринимателей, которые стремятся привлечь денежные средства, я бы скромно порекомендовал сосредоточиться на приоритете номер один – клиентах, – говорит он. – Если они могут потратить больше времени, уделив его существующим и потенциальным клиентам, они доведут свой продукт или подход до совершенства. Если они вооружатся конкретным вкладом со стороны клиентов и сигналами, свидетельствующими о реальном потребительском спросе, по моему мнению, их встречи с инвесторами будут более плодотворными».

Инвесторы видят реальные перспективы в NewSpace

Хотя запуск космической компании – это отчаянный и сложный процесс, многие инвесторы ранней стадии ожидают дальнейшего роста инвестиционной деятельности в течение ближайших лет на фоне растущего числа успешных примеров.
«Мы находимся в начале этой захватывающей новой фазы коммерциализации космоса, – говорит Нагарадж. – Происходит формирование экосистемы, которая готова к большому росту в применении коммерческого космоса, начиная от дистанционного зондирования, производства материалов в условиях микрогравитации, средств связи и прочего. Сегмент NewSpace перенимает передовой опыт от технологической индустрии, и я ожидаю, что это будет чрезвычайно полезно».
Ричард Роккет, сооснователь и генеральный директор NewSpace Global, исследовательской фирмы, охватывающей зарождающуюся космическую отрасль, ожидает, что импульс достигнет апогея в течение десятилетия.
«Когда в 2011 году была основана NSG, мы наблюдали приблизительно за 100 компаниями – как обращающимися на рынке, так и частными, – говорит он. – Сейчас мы наблюдаем за тысячей компаний по всему миру. В течение следующих 10 лет их число достигнет десяти тысяч. Каждая компания, связанная с запуском спутников, – вне зависимости от ее размера, котируется ли она на бирже или является частной, основана ли она в Сиэтле, Денвере или Нигерии, не важно, – все перевернется в следующие 10 лет».
В некоторых космических отраслях частные инвестиции достигли наивысшей точки в 2015 года, говорит Портеус, благодаря миллиардным инвестициям в SpaceX от Google и Fidelity. За исключением этих инвестиций, он ожидает продолжения «разумного всплеска». В частности, Портеус выделяет новые компании, которые возникли в результате притока информации и новых потребностей сегодняшних молодых спутниковых компаний, которые являются основным катализаторов инвестиций в будущем.
«То, на что никто не рассчитывал, – целое сообщество опытных инвесторов в космическую и, в частности, спутниковую индустрию, которое выделяется из сегодняшних компаний. В прошлом инвестиции в спутники были намного более рискованными, чем они будут в будущем», – говорит он.