Ежегодная конференция операторов и пользователей сети спутниковой связи и вещания в России

Конклав регуляторов частотного спектра выходит на финишную прямую, а вопросы, касающиеся спутников, не решены

Питер Б. де Селдинг

ПАРИЖ - 20 ноября. Глобальные регуляторы завершили три из четырех недель Конференции ВКР о будущем распределении радиочастотного спектра, не достигнув решения по ключевым вопросам, касающимся коммерческой отрасли спутниковой связи.
Как многие и предсказывали, нерешенным остался вопрос о том, проиграет ли спутниковое вещание эксклюзивное пользование нижней частью спектра С-диапазона наземным широкополосным сетям и начнутся ли уже вскоре бои за спектр Ка-диапазона все с той же отраслью мобильного широкополосного доступа (ШПД).
Также не решены вопросы о том, получит ли стремительно развивающаяся отрасль беспилотных летательных аппаратов (БПЛА) доступ к Ku- либо к Ка-диапазону для использования их в целях управления и контроля коммерческих БПЛА на протяженных маршрутах.

Противоборствующие стороны по всем этим трем вопросам, как правило, склонны занимать пессимистическую позицию при анализе их перспектив после окончания трех недель Всемирной конференции радиосвязи, ВКР-15, которая проходит в Женеве со 2 по 27 ноября.
Для отрасли коммерческих телекоммуникационных спутников наиболее важный вопрос заключается в том, потеряет ли она эксклюзивный доступ к C-диапазону, и если да, то сколько именно будет потеряно.
Спор идет вокруг полосы между 3.4 и 4.2 Ггц. Официальные лица спутниковой отрасли говорят, что десятки космических аппаратов предоставляют существенно важные услуги в С-диапазоне, особенно в Латинской Америке, Африке и Азии, и что сигнал слишком слаб, чтобы противостоять появлению в этом же спектре средств наземного беспроводного широкополосного доступа.
Перед Конференцией, организованной Международным союзом электросвязи (МСЭ), специализированным учреждением Организации Объединенных Наций, казалось, что существует растущий консенсус относительно того, что (i) нижние 200 мегагерц полосы 3.4 - 3.6 ускользают из рук спутниковых операторов, и что (ii) существует угроза того, что наземный ШПД может получить разрешение на «совместное проживание» в спектре до 3.7 или даже 3.8 Ггц.
Крупнейший неопределившийся блок - Африка, чьи национальные делегации заняли твердую позицию не пускать наземный ШПД в C-диапазона выше 3.6 Ггц, но пока не определились относительно 3.4 - 3.6 Ггц. До начала ВКР-15 Азия и замыкающееся на Россию Содружество Независимых Государств, казалось, прочно окопались в лагере выступающих в поддержку спутников.
Когда до начала Конференции оставалась одна неделя, соотношение сил либо резко изменилось, либо не изменилось совсем, в зависимости от того, кто делает оценку.
170-членная делегация США выступает за то, чтобы разрешить приход земного ШПД в спектр 3.4 – 3.6 Ггц, и, возможно, выше, чем 3.7 Ггц, но она заявила, что будет противостоять любой попытке вторжения в более высокую полосу этого диапазона.
Декер Анстром (Decker Anstrom), глава делегации США, сказал 19 ноября, что позиция "Нет! Никаких изменений!", продвигаемая операторами спутниковых группировок, лишилась большей части поддержки. "Существует четкий глобальный консенсус о разрешении наземной широкополосной связи в нижней части C-диапазона», сказал Анстром на брифинге. "И хотя по этому вопросу имеются некоторые с позицией «Нет!», их голоса звучат не очень громко."
Глобальный VSAT-форум (ГВФ), лоббистская группа космической отрасли, придерживается иного представления о работе ВКР-15.
"Позиции различных регионов не изменились с начала конференции," сказал 19 ноября Генеральный секретарь ГВФ Дэвид Хартшорн (David Hartshorn). "Все еще раздаются голоса, особенно в Африке, против любого изменения в распределении частот. И СНГ [Содружество Независимых Государств] по-прежнему не хочет никаких изменений в C-диапазоне."
Второй вопрос, который стал приоритетом для правительств ряда стран, особенно Соединенных Штатах и Германии, касается выделения части коммерческого спектра Ku- либо Ка-диапазона спектра, широко используемого коммерческими спутниковыми группировками для командования и управления БПЛА.
16 ноября опубликован проект документа МСЭ, в котором обобщается позиция нескольких десятков стран, поддерживающих выделение частот на нужды БПЛА. В нем говорится, что эксплуатация БПЛА будет регламентироваться такими же ограничениями в части предотвращения создания помех, которые сейчас применяются в отношении земных станций спутниковой связи, причем никаких особых прав для БПЛА не предусматривается.
Кроме того, в этом документе в поддержку позиции «Да!» говорится, что БПЛА должны будут соответствовать стандартам и рекомендуемым процедурам, установленным Международной организации гражданской авиации.
При этом в документе перечисляются регионы и правительства, стоящие на противоположных позициях, в том числе Россия, Норвегия, Великобритания, Голландия, арабские государства и нескольких стран Азии.
Как говорит Анстром, многие страны, не выступающие на Конференции ВКР-15 с категоричных позиций, в последние дни так или иначе высказались «За», даже если они не стали особо это рекламировать. Но окончательного соглашения скорее всего придется ждать до последних окончательных дней Конференции, добавил Ангстром.
Один участвующий в Конференции официальный представитель отрасли сказал, что Россия настаивает на дальнейшей проработке вопроса как условии согласия с предложением по БПЛА, и что этот вопрос следует отложить до Конференции ВКР 2019 года. Далее он сообщил, что, поскольку для Соединенных Штатов вопрос имеет столь большую важность, в последнюю минуту могут состояться переговоры с Россией и другими странами, что может привести к, по крайней мере, частичному решению в пользу предложения по БПЛА на ВКР-15.
Также предстоит решить, следует ли официально разрешить изучение вопроса о разрешении (или неразрешении) проникновения наземного широкополосного доступа в более высокие частоты, используемые или планируемые к использованию спутниковыми системами, в том числе в Ка-диапазоне. Этот вопрос далеко не урегулирован, говорят официальные лица.